Wild Russia Home PageNature Reserve ProfilesWild Russia PhotographersPublicationsAbout CRNCContact Us







Laura Williams

Laura Williams

Laura Williams

Laura and Igor

The Storks' Nest

The Storks' Nest by Laura William

Уважаемые друзья и коллеги!

28-го октября, в результате несчастного случая во время езды верхом у себя дома, в России, погибла наша дорогая подруга и коллега Лора Уильямс.  Известие стало большим шоком и катастрофической потерей для её близких, друзей, семьи ВВФ и мирового сообщества экологов, инструкторов по верховой езде, природоохранных фотографов, сотоварищей по писательству и читателей её работ. Лора вместила необычайный объём жизни в свои 49 лет.  Она была пылким защитником природы, писателем, наездницей и тренером по верховой езде, предпринимателем, матерью, дочерью, сестрой, женой и хорошим другом для многих. Она любила своих сыновей, семью и мужа Игоря.

Лора, со своей неисчерпаемой энергией, бесстрашием и навыками во многих областях, должно быть, встала на ноги и побежала по делам сразу, с рождения. Я познакомилась с ней в начале 90-х, когда она работала над созданием первого филиала ВВФ в России. Она, Эрик Динерштейн и Давид Олсон собирали целый компендиум об охраняемых территориях России, который, по сути, стал программой деятельности для ВВФ на первую декаду работы в стране. К тому времени, она, 24-летняя, уже бегло говорила по-русски и собирала команду сотрудников для ВВФ в Москве. Один из этих способных сотрудников – Владимир Кревер, стал близким другом Лоры и до сих пор работает в ВВФ. В партнёрстве с филиалами ВВФ Европы и США, Лора управляла серьёзной кампанией по привлечению крайне необходимых средств в заповедники, национальные парки и охрану исчезающих видов животных в России.

Спустя примерно год, Лора, вместе с Евгением Симоновым, стала содиректором $20-миллионного гранта от Всемирного банка Российской Федерации – первого гранта Глобального экологического фонда (ГЭФ), выданного в этой стране, на сохранение биоразнообразия. Я тоже жила в России в это время, в основном на Дальнем Востоке и в Карелии, и работала в заповеднике «Костомукшский». По мере того, как крепла наша дружба, мы стали называть друг друга «сестра» из-за фамильного сходства и параллелей в занятости в природоохранной сфере в России. Так вышло, что впоследствии у нас оказался даже один начальник: Билл Эйхбаум, который нанял её для открытия офиса ВВФ в 1993-м году, стал моим куратором и взял меня на работу в ВВФ шесть лет спустя.    

Лора была не только другом, но и творческим, ярким членом директората и стратегом. Насколько я знала, она была единственным американцем, живущим в России, кто интересовался охраняемыми природными зонами этой пугающей, восхитительной и сложной страны. Хотя, возможно, для Лоры она не была такой уж пугающей. Она умудрялась лавировать в российской бюрократической машине и пересылать деньги в различные зоны осуществления проектов через всю Россию в то время, когда финансовая система страны была подорвана и мало кто верил банкам, а многие даже не имели счетов. Она организовывала полевые экскурсии для гостей ВВФ, в том числе и для Принца Филиппа в один из сибирских заповедников. Она даже водила машину в Москве – это меня действительно восхищало!      

В тот период она познакомилась с Игорем Шпиленок, основателем, а затем и директором заповедника «Брянский лес». Замысел Игоря построить общественный просветительский центр на краю заповедной зоны заинтересовал ВВФ (и Лору), а также завоевал доверие и грант от ВВФ. Игорь стал одним из первых директоров заповедников, кто понял, как добиться общественной поддержки охраняемых территорий в России, а Лора, воспитанная в штате Колорадо, где сразу несколько национальных парков находились в непосредственной близости к её родному дому, отлично понимала значимость такой работы. Игорь незамедлительно принялся осуществлять проект, и год спустя Лора присутствовала на церемонии открытия нового, современного и красивого просветительского туристического центра в деревне Суземка. Позднее, в этот же день, когда Лора садилась на обратный поезд в Москву, Игорь пригласил её вернуться в Брянский лес на должность директора этого центра.    

Лора тщательно, но не долго думала, прежде чем оставить свою работу в ВВФ. Её звали брянские леса (а может быть дело было в Игоре), и она приняла его предложение. Лора погрузила вещи и двух котят в свою маленькую чёрную «Ладу» и проехала 500 км. на юг в Суземку. После жизни в большом городе, обустройство в простой бревенчатой избе без удобств и электричества должно быть было большой переменой для Лоры. И для её соседей тоже! Местным бабушкам было удивительно наблюдать, как молодая рыжеволосая американка колет дрова для печи, и сама носит ведра с водой. Необычное появление иностранки в этих местах вызвало ажиотаж в местных СМИ, и история Лоры была показана по всей стране: американка! живущая в деревенских условиях! по собственному желанию! Но Лора сконцентрировала своё внимание на работе. Вскоре, в новом центре стали преумножаться детские программы, местные дети и взрослые участвовали в мероприятии «Марш парков», посвящённом Дню Земли, и Лора приветствовала постоянный поток посетителей – деревенских школьников, родителей, региональных чиновников, журналистов – радушно принимались все.

Игорь и Лора стали командой в работе, а потом и в жизни. Они страстно полюбили друг друга. Однажды, когда я гостила у них, мы с Лорой уехали на долгую прогулку верхом по периметру заповедника (в то время у неё уже было как минимум две лошади). Мы вернулись поздно, уже к вечеру. Как Игорь был рад её видеть! «Давай больше не расставаться» - сказал он, целуя Лору. Немного спустя они поженились.   

Вместе они закончили строительство дома в деревне Чухраи.  Поначалу Игорь заложил небольшой квадратный фундамент, но, когда появилась Лора, дом обрёл новые нестандартные пропорции и стал центром того, что сегодня выглядит как настоящее подворье в отдалённой российской глубинке. Игорь оставил должность директора заповедника «Брянский лес» и перевёлся в егеря, чтобы больше заниматься фотосъёмкой диких животных. Оба они чаще выезжали в другие заповедники и опубликовали серию статей о диких животных и природе заповедных зон России. Потом Лора провела год в США, где обучалась в магистратуре факультета Лесного хозяйства Йельского университета, изучая биологию и ещё более интенсивно погружаясь в писательство под руководством нашего общего друга и профессора Фреда Стребейга.   

Став мамой сначала Андрею, а потом Макару, Лора больше времени проводила дома в Чухраи, но не сбавила жизненного темпа. Она сажала огород, завела кур, доила козу Белку и заботилась о лошадях Орлике и Азе. Она продолжала писать об охраняемых территориях в России на сайте (www.wild-russia.org), который мы создали вместе в 1999 году и периодически писала статьи для журнала «Новости природоохраны в России» - Russian Conservation News.  Она также печаталась в журналах «Русская жизнь» - Russian Life, «Дикие животные мира» - International Wildlife, и поддерживала становление карьеры Игоря в экологической фотографии (http://www.shpilenok.ru/galleryen/ ).  Она работала с ВВФ России в различных проектах, опубликовала книгу «Гнездо аистов» о своей жизни в Чухраи (https://www.amazon.com/Storks-Nest-Life-Russian-Countryside/dp/1555916295), а потом, в 2005-м году, переехала вместе с маленькими сыновьями и Игорем на Камчатку для работы в Программе развития Организации Объединённых Наций (ПРООН), чтобы управлять там проектом ПРООН по лососю. Здесь Игорь начал свои исследования Камчатки, документируя геологию, ландшафт и жизнь животных этого дикого региона.  

В 2006-ом Лора вернулась в ВВФ. Она помогла нам открыть офис на Камчатке, земле лосося, вулканов и бурых медведей. Лора заслужила себе и ВВФ репутацию решительных борцов по охране диких животных, существенно затрудняющих грязные делишки браконьерам в некоторых районах Камчатки. Однако, местным властям пришлись не по душе её искренние старания, и они, как могли, преследовали и устрашали её. В 2009-ом году, уже с камчатским опытом за пазухой, Лора присоединилась к коллективу сотрудников Центра дикого лосося в Портленде, штат Орегон. Она переехала на Западное побережье на год, взяв с собой Андрея и Макара, где они получили полноценную дозу английского языка и американской культуры. Игорь продолжал работать в России, проводя много времени на Камчатке и готовясь к своему грандиозному переходу через всю страну для сбора фотоматериалов об охраняемых территориях России.

В последние годы Лора занималась новым направлением: иппотерапией для детей и взрослых. Она увлекалась верховой ездой ещё в детском возрасте в Колорадо и любила лошадей, и потому стала расширять свою семью домашних питомцев в Чухраи. Как и во всём, чем она занималась, Лора посвятила себя изучению литературы и усердной работе, необходимых для обучения своих лошадей.

В прошлом году она показывала мне видеоролики своих занятий с лошадьми. На одном Лора стоит на скамье в паддоке, тихо разговаривая с Дейзи, огромным широким першероном (тяжелоупряжной кобылой), находящимся на расстоянии нескольких футов. Лора даёт указание Дейзи, на которой нет ни упряжки, ни седла, отойти назад. Спокойно и осторожно, Дейзи делает несколько шагов назад, пока её громадное тело не сравнивается параллельно скамье, теперь на расстоянии всего в несколько дюймов. Лора шепчет Дейзи спасибо и садится верхом на неосёдланную лошадь.  

На другом ролике в паддоке маленькая девочка с церебральным параличом расчёсывает одну из лошадей, которая стоит, застывшая как статуя. Потом ей даётся возможность самой вести лошадь. Представьте прилив уверенности в себе у этой девочки! Хотела бы я вспомнить и другие эпизоды в деталях, такие как ролик о маленьком мальчике с аутизмом за чтением в загоне с прогуливающимися вокруг него лошадьми, или упражнения по сплочению коллектива, которые Лора вела для взрослых. Они смеялись, им было хорошо и это было очевидно.

Я любила Лору и восхищалась ей, моей американо-русской сестрой. Она обладала уникальным сочетанием страсти, юмора, приключенческого духа, необычайной компетенции и желания делать что-то хорошее в этом мире для людей и для планеты Земля. Повсюду у неё были друзья и коллеги, которые признавали её творческие способности, преданность делу, интеллект и глубину. Сколько бы не было написано о таких людях, слов будет мало. В память о Лоре мы только можем попытаться приветствовать каждый день нашей жизни осмысленно, с благодарностью и старанием делать мир лучше, чем он есть.

   
   
   


| Top | Home | Tour | Photo Gallery | How to Help | About CRNC | Contact Us |

Brought to you by the Center for Russian Nature Conservation
Designed and maintained by Elytra Design